Для оценки продовольственной безопасности ЮНИСЕФ считает долю населения в группе умеренной и экстремальной уязвимости (то есть вынуждены пропускать приемы пищи или ограничивать себя в еде). Судя по этому показателю, дела в России обстоят неплохо: мы на одном уровне с развитыми странами.
И даже лучше, чем в среднем в странах с высоким доходом. Хотя по классификации Мирового банка Россия относится к странам с доходами выше среднего уровня.
«В России действительно мало семей, которые недоедают. Это реальное достижение. Социальная политика последние годы была ориентирована на самые бедные слои населения. Например, к президентским выборам 2018 года в региональных бюджетах увеличилась доля средств на социальную политику. Это было связано с политическими аспектами, но крайнюю бедность позволило снизить»

Евгений Гонтмахер, экономист

Всемирный банк считает уровень бедности, исходя из размера ежедневного потребления человека. Крайне бедные — люди, которые тратят меньше 1,9 доллара (140 рублей) в день. В прошлом году Россия сообщила ООН, что с 2017 года в нашей стране побеждена крайняя нищета.
По этим данным, мы находимся на одном уровне со странами с высоким доходом.
Минтруд считает бедных иначе. По методологии министерства, в России к бедным относят тех, чьи доходы ниже прожиточного минимума.
Доля бедных россиян достигла своего максимума в 2000 году. После этого начала резко снижаться и за 10 лет упала больше чем в два раза.
С 2010 доля бедных в России находится примерно на одном уровне. Увеличение показателей в 2014 и 2015 годах связано с присоединением Крыма.
Одна из основных групп бедных — семьи с детьми. Каждый четвертый ребенок живет в малоимущей семье.
Чем больше детей, тем выше вероятность попасть в число бедных. Среди детей из многодетных семей каждый второй живет в бедности.
«Главная проблема социальной политики России — низкие зарплаты. Есть регионы, где зарплата в 30 тысяч считается очень хорошей. Если в такой семье родился ребенок, это мощный удар по бюджету. Мама перестает работать, а пособия не компенсируют заработок. В развитых странах рождение ребенка — это тоже удар по бюджету, но не смертельный, люди после него не попадают за черту бедности. Там средние зарплаты значительно выше российских»

Евгений Гонтмахер, экономист

Подход Минтруда к расчету бедности называется монетарным. Он оценивает только текущие доходы, поэтому не может объективно показать реальный уровень бедности. Для более объективной оценки стоит добавить депривационный подход. Он основан на опросах людей о том, какие товары и услуги они не могут позволить.
В 2018 году Росстат опубликовал доклад о многомерной бедности. Доля россиян, которые сталкивались с серьезными ограничениями, была выше, чем официальный уровень бедности.
«Бедность — это отсутствие доступа к общественно нормальным услугам и благам. В российском обществе сложилось представление о том, что такое нормальная жизнь. Это нормальная квартира, когда родители могут спать отдельно от детей. Когда есть все необходимые гаджеты, когда семья раз в год может съездить отдохнуть, когда может дать ребенку платное дополнительное образование, заплатить за медицинские услуги, сходить в театр, кафе или ресторан. Если у семьи нет возможности позволить себе хотя бы часть из перечисленного, это называется депривацией. То есть люди лишены того, что считается нормальным»

Евгений Гонтмахер, экономист

Еще один классический показатель бедности — доля расходов на питание. Чем больше семья тратит денег на еду, тем она беднее. Россияне тратят на питание около трети доходов.
Это в два-три раза больше, чем в развитых странах.
В малоимущих и крайне бедных российских домохозяйствах на еду уходит половина доходов.
Важно учитывать и какие продукты едят люди. По данным исследования Росстата, в 2018 году 30 % взрослого населения России ели мясо реже раза в неделю, 40 % не могли позволить себе каждую неделю покупать свежие фрукты, 60 % ели рыбу реже раза в неделю.
В домохозяйствах, где больше четырех детей, от многих продуктов отказывались еще больше респондентов.
В России есть большая группа бедных, которая почти не учитывается в официальной статистике. Это пожилые люди. Законодательно пенсионеры выведены за пределы бедности, потому что размер пенсии не может быть ниже прожиточного минимума. Но если использовать для расчета бедности депривационную модель, оказывается, что около трети пенсионеров испытывают серьезные лишения. Эксперты РАНХИГС оценили положение ветеранов труда в России.
Около половины ветеранов труда вынуждены отказываться от базовых материальных потребностей, каждый четвертый — от лекарств и медицинских услуг, каждый пятый — от блюд из мяса, птицы и рыбы.
«По прожиточному минимуму у нас нет ни одного бедного пенсионера. Но прожиточный минимум — это расчетная величина, которая не позволяет даже думать о нормальной жизни. У пенсионеров есть хотя бы бесплатный проезд на общественном транспорте. Они на этом транспорте колесят по городу, выискивая, где картошка или лекарство на несколько рублей дешевле. Это не жизнь, когда люди считают каждую копейку»

Евгений Гонтмахер, экономист